Я не прошу бессмертия у смерти

комментариев

Каждый человек рано или поздно задумывается о том, что жизнь конечна. А что происходит с теми, кто в силу своей профессии вынужден постоянно думать о смерти - живут ли они в ужасе или уже давно "познали дзен"? Мы поговорили о страхе смерти с патологоанатомом, священником, студентом-психологом, хирургом, работником треста и учителем. Глеб, 26-летний патологоанатом Смерть - это неизбежный процесс, мы все смертны, это конец нашего жизненного пути. Когда я думаю о своей смерти, я понимаю, как много я еще не успел сделать. <Меня пугает то, что я не знаю, когда это произойдет и при каких обстоятельствах. Я думаю, нам нужно больше радоваться и меньше думать о некоторых онтологических аспектах нашей жизни. А то, что я сталкиваюсь с этим так часто, я просто принимаю это как часть работы. Когда я узнаю о смерти кого-то из своих знакомых, я чувствую горе, печаль, думаю о том, что не успел им что-то сказать.

Когда возникает желание позвонить близким, работа тут же отходит на второй план. Когда кто-то уходит, я хочу проводить больше времени с теми, кого оставил.

С сегодняшним темпом жизни это трудно сделать, особенно людям, живущим в больших городах. Когда я начала работать в онкологическом центре, я почти все время находилась в состоянии шока: там огромный объем материала, да и психологически это сложно, потому что заключения, которые мы даем людям, далеко не радостные.

Это мой третий год работы, и я уже могу провести границу между работой и всем остальным. Да, это тяжело, да, смерть, но я научилась вовремя абстрагироваться и относиться к этому как к работе. На самом деле, патологоанатомы меньше подвержены стрессу смерти, потому что пациенты приходят к нам уже мертвыми. Врачам сложнее: они могут поговорить с человеком вечером, а утром его уже не будет.

Труднее пережить эти моменты, потому что врач вел пациента, вкладывал в него деньги и надеялся на его выздоровление. Мы работаем с мертвыми, поэтому нам проще. Чтобы отвлечься от всего, что я вижу на работе, я переключаюсь на немедицинские дела. Например, готовлю ужин или рисую. Мне нравится что-то создавать, отключаться от работы, иногда я забываю о каком-то негативе. В смерти я боюсь незавершенности. Когда умираешь, хочется оставить какой-то хороший след, память.

Момент незавершенности применим к любому делу, не только к личным отношениям. Для меня самое страшное - не оставить после себя ничего. Я боюсь быть забытым. Кирилл, 45 лет Священник Я работаю со смертью в другом формате, чем, например, в морге. Моя работа заключается в том, чтобы проводить душу человека в вечный мир. Религиозный аспект смерти в моей работе смягчает ужас, который, я думаю, испытывают многие. Когда я общаюсь с умирающими людьми, я часто сталкиваюсь с реакцией отрицания или гнева: людям тяжело, что они умрут, а остальные будут жить, что это так несправедливо.

У меня нет опыта умирания, я не знаю, когда именно я умру, а у них есть такая информация о себе, и это тяжело. Когда я думаю о своей смерти, мне ближе всего чувства принятия, покоя и любопытства. Но есть еще элементы тоски по утрате близких. Когда я узнаю о чьей-то смерти, мне приходится так или иначе перестраивать свою картину мира. Для меня люди - это точки опоры, точки самоидентификации. Я бы не назвал это шоком, но требуется время, чтобы принять, что мир изменился.

Я могу быть и любопытной, и иногда немного счастливой, потому что они ушли в лучший, вечный мир. Мои родители живы, но было время, когда мой отец был тяжело болен, и мы все готовились к его кончине. Было горько смотреть, как он страдает, я не хотел, чтобы он уходил, но в то же время я воспринимал его смерть как освобождение для него. В общем, у меня смешанные, нормальные человеческие чувства. В смерти я боюсь боли. Когда я иду в какой-нибудь онкологический центр, разговариваю с людьми, у которых нет шансов на выздоровление, я вижу, как они страдают, и все же я в сознании.

Когда я вижу, как люди страдают, я все равно переношу это на себя и чувствую боль. Мне легче представить свою смерть естественной, безболезненной.

Мне легче представить свою смерть безболезненной.

Мой страх смерти не беспокоит меня настолько, что я должен как-то отвлечься от него. Он проходит сам по себе в течение дня, и я живу, как раньше. Я знаю, что многих это пугает настолько, что они обращаются к психологу или находят себе занятие, которое помогает отогнать эти тревожные мысли, но это не про меня.

Читайте также Полина, 22-летняя студентка факультета психологии В хорошие времена я думала о смерти почти каждый день. Сейчас осень - довольно тяжелое время для меня, и сил думать о смерти уже нет. Я думаю, что это довольно несправедливо: что нам дана только одна жизнь, что невозможно попробовать и изучить все, что у нас слишком много ограничений. С другой стороны, смерть - это естественный конец, завершение, без смерти не было бы смысла в жизни, но это не меняет того факта, что она пугает меня до чертиков.

Смерть - это то, что мне нужно.

Для меня важно помнить об этом, потому что сейчас я жив и у меня есть возможность прожить свою историю. Когда я думаю о своей смерти, я чувствую ужас, отчаяние, тревогу, оцепенение, горечь... Вы можете взять все оттенки страха и перечислить их - вот что я чувствую. Если умирает кто-то не очень значительный, я ничего не чувствую.

Я ничего не чувствую.

Я не переживаю его смерть, я могу забыть, что он умер. Но со смертью близких мне справиться сложнее, даже по меркам горя. Например, я до сих пор не оплакал свою мать, потому что это слишком невыносимое переживание, хотя она умерла девять лет назад.

Но здесь проблема глубже, она требует двух-трех лет психотерапии. В смерти я боюсь бессилия, короче говоря. Что я не могу отменить смерть, я не знаю, когда это произойдет, я не могу представить, как это - не быть. Я боюсь быть забытым, боюсь не сделать что-то значимое. Но больше всего я боюсь одиночества, изоляции. Смерть - это одиночество в чистом виде; нет любви, не нужно ни о чем думать, нет возможности чувствовать.

Я боюсь того, что станет с моим телом, как оно будет существовать без меня. Я боюсь, что смерть будет мучительной и что в конце концов я не смогу ничего сделать. Этот страх всегда проявляется по-разному, поэтому я регулирую его по-разному.

Если у меня есть силы, я радуюсь, что я молод и жив. Если у меня нет сил, я разговариваю с друзьями и прошу поддержки. Если сил нет совсем, я страдаю, пока не надоест. Также помогает переключиться на какие-то повседневные дела: сделать школьную работу, дописать статью, прибраться.

Просмотр моей ленты Insta-feed - тоже отличный способ забыть не только о смерти, но и обо всем вообще". Анна, 29 лет Сотрудник детского телефона доверия Я думаю о смерти в основном в профессиональном плане, когда получаю запрос на работу по этой теме.

Работа с ней не привносит в мою жизнь больше переживаний по этому поводу, смерть все равно неизбежна. Это важный этап в жизни: обычно его не ждешь, к нему нельзя подготовиться, даже если знаешь о нем заранее.

Принятие чужой смерти дает новое понимание себя и окружающего мира, а также принятие собственной смертности.

Я принимаю это, я знаю, что не готов, но если возникнет необходимость подготовиться, я постараюсь сделать это как можно продуктивнее. Я знаю обычные стадии, через которые должен пройти человек, чтобы принять это.

Я знаю стадии, через которые должен пройти человек, чтобы принять это.

Одна из них - отрицание, и хотя я психолог, это не значит, что я пропущу эту стадию. Может быть, я быстрее замечу свою реакцию и смогу как-то с ней справиться. Но, опять же, нет никаких гарантий, что так и будет, потому что я столкнулась со смертью так близко только в своей работе. Когда я узнаю о смерти кого-то из своих знакомых, это обычно не шокирует меня, но я сразу же задаюсь вопросом, что я могу сделать для их близких. Я бы не хотел умирать мучительно, например, при пожаре. Но здесь нет какого-то сдавливающего страха.

Смерть всегда кажется очень далекой темой, поэтому я не чувствую оцепенения. Я не воспринимаю смерть как реальность, потому что она всегда была рядом и касалась кого угодно, только не меня. Существует четкое разделение между личной и профессиональной жизнью; смерть, самоубийства, насилие - все это для меня рабочие темы, и я проживаю их именно так, чтобы это было продуктивно. Потом я поняла, что на самом деле я не боюсь самой смерти. Я боюсь быть задетым, боюсь умереть, когда я не жил, когда не произошло то, что должно было произойти.

И когда я на коне и счастлив, иногда я думаю, что мог бы умереть сейчас: это было бы своего рода облегчение, потому что остаток жизни больше не является моей проблемой.

В последний раз, когда я думал о смерти, страх распался на страх боли и неудач. Я много думаю о том, что жизнь одна и конечна, но о самой смерти я думаю нечасто.

Когда умирает кто-то из моих знакомых или известных людей, я всегда чувствую себя по-другому. Ему было 88 лет. Когда недавно умерла сестра моего друга, мне было жаль моего друга. Я боюсь неполноты. У меня есть установка быть кем-то, и умирать рано - это совсем не то, чего я хочу.

Я иногда думаю о том, что я человек.

Иногда я думаю: может, это ненормально? Может быть, должен быть настоящий страх умереть как-то иначе?

Я иногда думаю: Может быть, это ненормально.

Навигация

thoughts on “Я не прошу бессмертия у смерти ”

  1. Arabei :

    Вы ошибаетесь. Давайте обсудим это. Пишите мне в PM, пообщаемся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *